Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Дарья Кутузова

для тех, кто все еще читает ЖЖ - обновление в нарративной библиотеке

Дарья Кутузова

практика внимательности, нарративная практика и внутренний диалог

olya_knma напомнила, что практикой внимательности в нарративной терапии занимается еще Дэвид Паре из Оттавы, и подсказала, где посмотреть. Вот конспект статьи Паре сотоварищи, где они рассказывают, как применяли приемы практики внимательности в обучении психотерапевтов, в частности, отслеживанию собственного внутреннего диалога.

Watching the Train:
Mindfulness and Inner Dialogue in Therapist Skills Training
By David Paré, Brian Richardson, and Margarita Tarragona
http://www.glebeinstitute.com/writings/Pare%20et%20al%20Watching%20the%20train%20in%20press.pdf

Дэвид Паре из Оттавы, Канада, вместе с коллегами предлагал студентам, обучающимся на психотерапевтов, использовать приемы практики внимательности для наблюдения за собственным внутренним диалогом, "шлейфом мыслей", тянущимся параллельно терапевтическому взаимодействию. Его интерес к практике внимательности подчинен цели продвижения этичных практик терапевтического взаимодействия. Достичь "полностью идеально этичной практики" невозможно, но устремление в этом направлении - фундаментально, если мы хотим не причинять клиенту вред. Практика внимательности как произвольное, отточенное и сострадательное внимание служит именно этому устремлению. Само по себе намерение не навредить клиенту - это начальная точка, одного намерения недостаточно. Важен повседневный праксис, в котором реализуется это намерение.

Если исходить из предположения, что ни один здравомыслящий терапевт не хочет причинить вред клиенту, как же получается, что многим клиентам терапевты все-таки причиняют вред? Паре и коллеги перечисляют типичные ситуации - терапевт может не обратить внимания на гримасу боли клиента или насыщенную смыслами паузу в речи, и пойти "не в ту сторону" в своей интервенции, в т.ч. в расспросах; терапевт может не отследить свою собственную эмоциональную реакцию, заставляющую игнорировать какую-то тему в речи клиента, или, наоборот, "присасываться" к ней; или терапевт действует, исходя из глубоко укорененного неотрефлексированного убеждения, идущего вразрез с предпочтениями клиента. Паре и коллеги считают, что все эти случаи можно отнести к "провалам внимания", к недостаточной внимательности в практике. Внимательность, по мнению Паре и коллег, способствует рефлексивности (в понимании Дональда Шёна, т.е. осознаванию не только слабо выраженных невербальных проявлений в пространстве терапевтического кабинета, но и более широких культурных дискурсов, работающих и за его пределами). Это не к тому, что если ты не просветленный, можешь даже не пробовать заниматься терапией; это к тому, что брать за идеал.

Collapse )
Дарья Кутузова

практика внимательности и нарративная практика

Мне в последнее время особенно остро интересно, как могут сочетаться практика внимательности (mindfulness) и нарративная практика. Поэтому я попросила Иэна Перси, австралийского специалиста именно в этом пересечении подходов, прислать что-нибудь почитать. Он прислал свою статью и кучу дополнительных материалов. Статью я прочитала, паралелльно, как водится, записывая конспект. Который и предлагаю вашему вниманию.



Collapse )
Дарья Кутузова

что такое хороший вопрос

Каждый человек в тот или иной момент своей жизни оказывается «в тупике». И именно хороший вопрос может вывести его из тупика, помочь взглянуть на ситуацию свежим взглядом, открыть дополнительные возможности, найти решение. Умение задавать хорошие вопросы (другим людям и самому себе) можно развить, это не очень сложно, зато чрезвычайно увлекательно. В нарративной практике хорошие вопросы – это один из основных инструментов, помогающих людям становиться такими, какими они хотели бы быть, освобождаться от влияния проблем и жить предпочитаемой жизнью.

Я приглашаю вас на онлайн-семинар «Что такое хороший вопрос (в нарративной практике)».

Участники семинара получат возможность:
- освоить необходимые знания и навыки задавания хороших вопросов
- получить непосредственную обратную связь о качестве своих вопросов и возможности их улучшения
- поработать со значимой для себя темой, имеющей отношение к предпочитаемой истории, взглянуть на нее с разных сторон, увидеть новые возможности
Collapse )

На кого рассчитан этот семинар
Этот семинар рассчитан на людей, интересующихся нарративной практикой.
Единственное требование к участникам – прочитать «Карты нарративной практики» Майкла Уайта. Любой другой опыт обучения и практики в нарративном подходе приветствуется, но не является необходимым.
Этот курс – особый шанс для тех, кто живет далеко от основных центров обучения нарративной практике и не имеет контактов с нарративным сообществом. Этот курс также может быть интересен тем, кто не считает себя терапевтом, но хочет научиться задавать вопросы, открывающие новые возможности развития – другим и себе.

Collapse )
.
Collapse )
Дарья Кутузова

Деконструкция evidence-based practice

конспект статьи J. Christopher Hall в журнале Families in Society

http://www.taosinstitute.net/Websites/taos/Images/ResourcesManuscripts/Hall-08%20A%20practitioner%27s%20application%20and%20deconstruction%20of%20EBP.pdf

Что такое evidence-based practice? Важно различать лежащие в ее основе ценности и идеалы, с одной стороны, и методы реализации этих ценностей, с другой. С ценностями и идеалами автор статьи не спорит: он согласен, что хорошо и ответственно предлагать клиентам работающие методы решения их проблем.

Не является ли отнесение клиентов к конкретным демографическим категориям и классификация проблем - чрезмерным упрощением? Хотя такая "четкость" дает уверенность, тем самым она при этом маргинализует голоса клиентов и закрывает возможности для различных направлений беседы.

Возможно ли работать по "мануалу" в нарративной практике? Как при этом будут реализовываться сотрудничающие отношения с людьми, обратившимися за помощью?

EBP предлагает социальным работникам следующую последовательность действий:

1) отнести клиента к той или иной демографической категории
2) классифицировать проблему клиента
3) найти в литературе информацию о наиболее эффективных способах решения данной проблемы представителями данной демографической категории (желательно - на основе исследований на рандомизированной выборке)
4) проинформировать клиента о наиболее эффективных известных способах решения данной проблемы
5) совместно с клиентом принять решение о стратегии работы

Критикуют EBP за то, что она навязывает клиентам свое определение проблем и не принимает во внимание их теории изменений. При этом дается описание человека через "дефициты" и проблемы, и проблемы рассматриваются как "внутренние", тем самым люди оказываются отстраненными от политической активности, которая могла бы изменить социальные ситуации, поддерживающие проблему.

Collapse )
Дарья Кутузова

"Сопротивление клиента" в нарративной терапии

Понятию "сопротивление в терапии" посвящена пятая глава книги Майкла Уайта "Нарративная практика: разговор продолжается", вышедшей в 2011 в издательстве "Norton" (стр.77-83). Ниже я перескажу идеи Уайта из этой главы.

Майкл Уайт утверждает, что словом "сопротивление" обозначаются разные феномены, которые можно разделить на две большие группы.
Collapse )
Дарья Кутузова

фрагмент конспекта главы "Власть, психотерапия и новые возможности несогласия"

Фрагмент конспекта главы "Власть, психотерапия и новые возможности несогласия" из книги White, M. (2011). Narrative Practice: Continuing the Conversations. WWNorton & Co, New York, London.

Когда терапевтический контекст рассматривается как нечто священное, как если бы он был свободен от структур и идеологий доминирующей культуры, это гарантирует некритичное воспроизведение этой культуры. При этом будут поддерживаться и укрепляться те аспекты идеологии и социального порядка, которые создают контекст возникновения проблем. При этом терапевты испытывают своего рода тщеславие, ощущение  безопасности и надежности (security) своего контекста. Это тщеславие заставляет терапевтов вообще обсуждать (как нечто, где возможны альтернативные решения) вопрос о том, стоит ли вносить в терапию вопросы политики взаимоотношений, и релевантны ли они для терапии. Майкл Уайт утверждает, что вопрос не в том, вносить или не вносить, а в том, готовы ли мы признать, что это измерение в нашей работе есть? Как терапия может быть свободна от вопросов гендера, класса и расы? Как терапия может быть свободна от иерархии знания и практик маргинализации, присутствующих в нашей культуре? Как наши терапевтические действия зависят от того, насколько мы делаем видимыми доминирующие дискурсы нашей культуры?  Психотерапия во многом служит поддержанию доминирующего социального порядка, восхваляя определенные модусы бытия и маргинализуя другие. Она не может быть «в миру, но не от мира»; она очень и очень «от мира», и должна осознавать это. Хотя мы не можем выйти за пределы культуры, мы можем не вступать с ней в молчаливый сговор.

Осознавание политики взаимоотношений в терапии ставит перед нами новые вопросы:


Collapse )

Дарья Кутузова

бывает ли долгосрочная нарративная терапия?

Известно, что нарративная терапия создавалась как краткосрочная, и что она может применяться как "терапия одной сессии"; а как насчет противоположного? Бывает ли долгосрочная нарративная терапия? Вот как бывают долгосрочные, например, аналитические терапии, в которых в итоге человек, по идее, очень сильно внутренне меняется. Если бывает долгосрочная нарративная терапия, то как именно меняется в ходе нее человек?

Что вам подсказывает ваш опыт?
Дарья Кутузова

нарративная практика ...и мозг

Читаю статью Мари-Натали Бодуэн и Джеффри Циммермана «Нарративная терапия и межличностная нейробиология» (Journal of Systemic Therapies, Vol. 30, No. 1, 2011, pp. 1–13)

Очень многих интересует то, как работает человеческий мозг. Что конкретно происходит там в моменты тех или иных переживаний, событий? Исследовательские технологии постоянно совершенствуются, и становится возможно получать все более конкретные ответы на этот вопрос. Бодуэн и Циммерман в своей статье размышляют о том, какие выводы для своей практики нарративные терапевты могут сделать из достижений современной нейронауки.

Collapse )
Дарья Кутузова

Марсела Поланко: видеопрезентация об "аккультурации" нарративной терапии

В этой презентации замечательная Марсела Поланко рассказывает о «раскрашивании» нарративной терапии в «цвета» культурной идентичности терапевта. Марсела сама из Колумбии, но она переехала в США больше 10 лет тому назад. Она говорит о том, что, будучи женщиной не белой расы, иммигранткой, она не хочет, чтобы ее работа как терапевта стала еще одним местом, где происходит колонизация, насаждение доминирующей культуры и маргинализация локальной культуры. Когда мы обучаемся терапевтическим подходам, разработанным в других культурных контекстах, и стремимся полностью их перенести, как есть, в свою практику, мы тем самым содействуем культурной колонизации. Марсела не хочет быть соучастницей этого, поэтому видит перед собой задачу «раскрасить» нарративную практику в цвета своей культурной идентичности, и предлагает зрителю/слушателю обдумать несколько вопросов для того, чтобы он(а) мог(ла) разработать свою собственную местную версию нарративной практики. В Марселином «переводе» нарративной терапии на колумбийский, нарративная терапия превратилась в терапию солидарности, пространство социального активизма. Процесс такого культурного перевода «билингвизирует» нарративную терапию: Марсела может говорить на языке австрало-новозеландской НП, «как ее учили», и на колумбийском испанском языке НП, который она сама создает в контексте своей работы и ее осмысления, во многом опираясь на умения рассказывания историй, представленные в трудах латиноамериканских писателей. В результате челночного движения между этими двумя языками преумножаются  возможности для работы без выхолащивания себя и своих культурных особенностей.