dk_narrativ (dk_narrativ) wrote,
dk_narrativ
dk_narrativ

Categories:

практика внимательности и нарративная практика

Мне в последнее время особенно остро интересно, как могут сочетаться практика внимательности (mindfulness) и нарративная практика. Поэтому я попросила Иэна Перси, австралийского специалиста именно в этом пересечении подходов, прислать что-нибудь почитать. Он прислал свою статью и кучу дополнительных материалов. Статью я прочитала, паралелльно, как водится, записывая конспект. Который и предлагаю вашему вниманию.



Percy, Ian  (2008)  'Awareness and authoring: the idea of self in mindfulness and narrative therapy',European Journal of Psychotherapy & Counselling,10:4,355 — 367
To link to this Article: DOI: 10.1080/13642530802577109
URL: http://dx.doi.org/10.1080/13642530802577109

Существует распространенное мнение, что у людей есть некое скрытое "внутреннее я", находящееся за пределами поверхностных ролей в человеческом мире, над ними или позади них. Это "я" рассматривается как подлинное, аутентичное, "кто мы есть на самом деле".
Альтернативный взгляд, которого стремится придерживаться автор, - в том, что идентичность постоянно конструируется и переконструируется из различных вариантов возможных "я", предлагаемых обществом, и первичным средством такого (пере)конструирования является рассказывание историй. При этом идентичность оказывается не заключенной под кожей индивида, а распределенной в сообществе, хранящем память об историях, в которых так или иначе участвовал этот человек. Создание идентичности-как-истории - определенный навык, которому человек может обучиться, и на этом строятся различные нарративные терапии.

Практика внимательности - это бережное сосредоточение на непосредственном опыте в настоящий момент, наблюдение за телесными переживаниями, умственными впечатлениями, эмоциональными состояниями и т.п., как они сменяются от мгновения к мгновению. Впечатления и переживания, какими бы они ни были, не удерживаются и не изгоняются, а воспринимаются и отпускаются, и освобождается пространство для следующих. При этом интерпретирующий, концептуализирующий разум замолкает; практикующий стремится к живому переживанию вне дискурса, вне оречевления. При этом замолкают множащиеся мысли и перестают создаваться драматические сценарии. Медитация внимательности - время отдыха от ожиданий, идеалов и мнений. Все воспринимается как поток становлений, бесконечно сменяющихся состояний. Определенные сочетания этих сменяющихся состояний создают определенного человека, но никакого неизменного сущностного "я" у него нет. Что не отрицает существования множества историй, из которых сплетается идентичность. Подобный взгляд служит противоядием от интернализации патологизирующих описаний.

Далее в статье Иэн приводит пример работы с 35-летним мужчиной по имени Дэниэл, который за два года до этого сильно пострадал в автокатастрофе, получил множественные переломы и ЧМТ. Травма и реабилитация сильно изменили его жизнь, ему трудно было примирить представления о себе до травмы с тем, каким он стал себя воспринимать после нее. В ходе беседы Иэн помог Дэниэлу экстернализовать проблемы, обозначив их как "боль", "тоску", "тревогу" и "мрак". Исследуя исключения из проблемной истории, Иэн и Дэниэл вышли на уникальный эпизод - в преодолении последствий травмы Дэниэлу очень помогла практика внимательности. Иэн и Дэниэл включили медитации внимательности в сессии очной работы, Иэн показал Дэниэлу, как можно расширить эту практику. Они создали насыщенное описание того позитивного опыта, который давала Дэниэлу практика внимательности, и через это вышли на описание ценностей, которые она защищала и поддерживала в его жизни. Отсюда началось исследование социальной и отношенческой истории этих ценностей, создающее и укрепляющее определенное представление о себе, снимавшее противоречие между "я-до-травмы" и "я-после-травмы"; Дэниэл сказал, что "все начало складываться".

Иэн утверждает, что точка зрения, лежащая в основе практики внимательности, и нарративная точка зрения хорошо совмещаются друг с другом, а различия между ними могут привести к их взаимному обогащению и пользе для терапевтической практики.

Во главу угла и практика внимательности, и нарративная практика ставят непосредственно переживаемый опыт, а также исследовательское, любознательное отношение к жизни. Но подходят они к этому по-разному. Иэн утверждает, что очень важно встраивание опыта практики внимательности в историю, связанную с определенными ценностями и жизненными принципами, в которых реализуются представления о том, как хорошо и правильно относиться ко всем существам, включая себя. С другой стороны, встраивание практики внимательности в терапию дает возможность сместить речевые формы взаимодействия с привилегированной позиции.

То, что в нарративной практике обозначается как "временнОе измерение", в практике внимательности описывается как "непостоянство" и "текучесть" феноменов. Мы в каждый момент становимся иными по сравнению с тем, кем/какими были. Практика внимательности и нарративная практика предлагают по-разному обращаться с этим, но оба подхода могут приводить к определенному состоянию пробужденности, в котором человек воспринимает непостоянство, изменения с течением времени как великолепное напоминание о драгоценности, богатстве и хрупкости жизни.

И практика внимательности, и нарративная практика способствуют растождествлению со страданием путем парадоксального фокусирования внимания на нем (в нарративной практике - посредством экстернализации; в практике внимательности - за счет наблюдения за изменчивостью опыта). Оба подхода деконструктивны, оба создают внутреннее пространство для маневра, что, в свою очередь, порождает иное чувственно переживаемое "я", возможно - более предпочитаемое. Однако быть внимательным к страданию - не значит примириться с ним, смириться с текущим положением вещей. Практика внимательности способствует переживанию авторской позиции по отношению к собственной жизни, а также сострадательному и активному доброму отношению к сообществу и окружающему миру. Это очень созвучно коммунитарной этике освобождения, принятой в нарративной практике. И нарративная практика, и практика внимательности, по мнению Иэна Перси, активно заинтересованы в праксисе повседневной жизни, т.е. в создании "я", этически реализующихся в мире. Оба подхода предлагают уделять внимание подробностям повседневных действий и определять, соответствуют ли они предпочитаемым жизненным направлениям и принципам. Их интеграция может способствовать обогащению терапевтической и повседневной жизненной практики.
Tags: mindfulness, интеграция подходов, практика внимательности
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments